четверг, 1 сентября 2016 г.

Киргизская сказка


КРАСАВИЦА, КАКИХ НА СВЕТЕ НЕТ

Киргизская сказка



В ТРИДЕВЯТОМ ЦАРСТВЕ, В ТРИДЕСЯТОМ ГОСУДАРСТВЕ
ЛЮБАРСКАЯ Александра Иосифовна


Жил в прежнее время великий хан. Однажды увидел он во сне красавицу, да не просто красавицу, а такую, какой в целом свете не найти. С первого взгляда полюбил её хан, и она полюбила его, и уже свадьба была назначена, да тут, на беду, вошёл в ханские покои визирь и разбудил нечаянно хана.

Хан так разгневался, что, недолго думая, схватил саблю и хотел уже отрубить голову визирю.

 Пощади меня! — взмолился визирь. — Я всегда был тебе верным слугой. За что же ты хочешь казнить меня? Чем провинился я перед тобой, чем разгневал тебя?
 Я не скажу тебе, в чём твоя вина, — ответил хан, — потому что всё равно ты не сможешь потушить мой гнев. Что же мне остаётся, как не отрубить тебе голову?
 Отрубить мне голову ты всегда успеешь, — сказал визирь. — Но сначала, прошу тебя, открой мне причину твоего гнева, а если я всё-таки не искуплю своей вины, тогда уж казни!
 Хорошо, — сказал хан, — пусть будет по-твоему. Так знай же, что сейчас во сне я видел красавицу, да такую, каких на свете нет. Она уже согласилась стать моей женой, и был бы я счастливейшим из смертных, но ты вошёл в мои покои и нарушил мой сон. Вот за что я хочу казнить тебя!

И хан снова схватился за саблю.

 Постой, великий хан, — сказал визирь, — скажи мне, запомнил ли ты лицо этой красавицы, её глаза, её руки, её платье?
 О, я вижу каждую чёрточку её лица, каждую складку её платья, словно она стоит вот тут передо мной! — воскликнул хан.
— Так прикажи, великий хан, — сказал визирь, — призвать во дворец всех самых искусных мастеров, и пусть нарисуют они красавицу, которая тебе приснилась. А дальше положись на меня, и я клянусь тебе, что ты увидишь свою красавицу не во сне а наяву.

И вот сошлись во дворец самые искусные рисовальщики со всех концов ханской земли.

— Слушайте меня, — сказал им хан. — Сегодня я видел во сне красавицу из красавиц, такую, каких на свете нет, и хочу, чтобы вы нарисовали её и чтоб она была как две капли воды похожа на себя.

Не знают рисовальщики, что и делать.

— Как же, — говорят, — она будет похожа на себя, если её на свете нет? И как же будем мы её рисовать, если никогда её не видели?
— Знать ничего не знаю, — говорит хан, — а должна она быть такая, и такая, и такая...

Говорит хан — и точно живая встаёт красавица у всех перед глазами.

Принялись тут мастера за работу.

Какое слово ни обронит хан, они мигом подхватят, ничего не упустят.

Вспомнит хан, как сияют глаза его красавицы, — и уже блестят звёзды в её взоре. Вздохнёт хан об её нежном румянце — и уже розами зацветают щёки красавицы.

Едва поспевают рисовальщики за ханской речью, а он всё говорит и говорит, наговориться не может.

Так три дня и три ночи говорил хан, три дня и три ночи не покладая рук трудились искусные рисовальщики. И когда наконец кончили они свою работу, сами своим глазам не поверили — такую увидели красавицу.

А визирь тем временем вот что придумал. Велел он выставить у городских ворот изображение красавицы, а внизу написать:

КРАСАВИЦА, КАКИХ НА СВЕТЕ НЕТ.

Тут же у ворот поставили стражников и строго-настрого приказали им смотреть за каждым прохожим, который подойдёт к воротам. Кто взглянет на красавицу и скажет: «Верно тут написано, нет таких красавиц на свете», — тот пусть с миром идёт дальше. А кто взглянет на красавицу и скажет: «Неправда! Есть такая красавица на свете!» — того схватить и вести прямо к хану.

Так и сделали.

Вот уже три дня, и трижды три дня, и тридцать дней смотрит на прохожих красавица, каких на свете нет. Много народу проходило через ворота, и кто ни пройдёт, кто на неё ни взглянет, — удивится её красоте. Да и как не удивляться! Не бывает таких красавиц на свете!

Но случилось однажды, что подошёл к городским воротам какой-то чужестранец. Взглянул он на красавицу, прочёл слова, написанные под её изображением, и покачал головой.

— Неправда это! — говорит. И хотел было дальше идти.

Но тут стражники схватили его и повели к хану.

Испугался чужестранец.

Ни жив ни мёртв стоит перед ханом.

А хан принял его, как самого лучшего гостя, накормил, напоил, а потом спрашивает:

 Скажи мне, человек, что было у тебя на уме, когда ты сказал: «Неправда это!»
— О великий хан, — ответил чужестранец, — у ворот твоего города я увидел изображение красавицы, как две капли воды похожей на дочь нашего хана. А внизу написано, что таких красавиц на свете нет. Вот я и сказал, что это неправда.
— Значит, всё-таки есть на свете такая красавица! — обрадовался хан. — Так скажи мне, человек, где живёт она? Сердце моё не упокоится, пока она не станет моей женой.
 Мне жаль тебя, великий хан! — сказал чужестранец. — Ханская дочь дала слово никогда не выходить замуж.
— Но почему же? — спросил хан.
— Сейчас я скажу тебе, — ответил чужестранец. — Во всём виноваты гуси. Наш хан подарил своей дочери гусака и гусыню. Гусыня снесла четыре яйца, и, когда пришло время, из них вылупились четыре маленьких птенца, четыре маленьких гусёнка. Ханская дочь налюбоваться на них не могла. Но вот однажды случился пожар, и птичник, в котором помещалось гусиное семейство, загорелся. Гусак так перепугался, что со всех ног убежал прочь, а гусыня одна бросилась в огонь спасать своих детёнышей. Пока она выносила птенцов из горящего птичника, огонь опалил ей все перья, и она умерла. Дочь нашего хана видела всё это и с тех пор думать не хочет о замужестве. Она говорит, что никогда на мужа нельзя положиться, никогда ему нельзя доверить малых детей.

Услышав этот рассказ, хан очень опечалился.

— Визирь, — сказал он, — посоветуй, что делать? Не то отрублю тебе голову.
Визирь подумал, подумал и сказал:

— Не торопись казнить меня, великий хан. Я помогу тебе. А заодно и жизнь себе спасу.

Потом он повернулся к чужестранцу и сказал ему такие слова:

— Послушай, ты своими собственными глазами видел изображение красавицы у ворот нашего города?
— Да, великий визирь, своими собственными глазами.
— И своими собственными устами ты сказал, что эта красавица как две капли воды похожа на дочь вашего хана?
— Да, великий визирь, как две капли воды схожа она с ханской дочерью.
— А ведь рисовальщики, что её рисовали, — сказал визирь, — никогда даже не видели дочери вашего хана. Вот какие это мастера! Слушай же меня, чужестранец! Ты поведёшь меня вместе с ними к дочери вашего хана. Ты только скажи ей, что привёл таких искусных мастеров, каких во всём свете не найти. А уж дальше я знаю, что делать.

И вот чужестранец повёл визиря со всей его свитой в свой город, к воротам дворца, где жила красавица, каких на свете нет.

С низким поклоном испросил он у стражников дозволения увидеть ханскую дочь.

Наконец пустили его во дворец.

Проводили в покои ханской дочери.

— Что надо тебе, человек? — спросила она.
— Прекрасная царевна! Выслушай меня! Я был в далёком чужестранном городе и привёл оттуда самых искусных рисовальщиков, каких нигде не найти. Всё на свете могут они нарисовать. Вот я и подумал, не захочешь ли ты поглядеть на их чудесное мастерство?
— Что ж, прикажи позвать их во дворец, — сказала ханская дочь.

Послали за мастерами. Пришли они во дворец, а вместе с ними и визирь пришёл.

— Откуда вы? — спросила их царевна.
— Мы из такой-то страны, — ответил визирь.

Удивилась ханская дочь:

— Никогда я не слышала об этой стране. А скажите мне, правда ли, что вы такие искусные мастера, что всё на свете можете нарисовать?
— Хвалиться перед тобой не будем, — сказал в ответ визирь,— но, если хочешь, мы покажем тебе, что мы умеем делать. А уж ты суди сама как знаешь.
— Хорошо, — сказала ханская дочь, — я хочу, чтобы вы украсили стены этих покоев. Даю вам для этого семь дней сроку, а там уж я сама увижу, такие ли вы искусные мастера, как про вас говорят.

И с этими словами она удалилась.

Семь дней и семь ночей расписывали рисовальщики стены ханских покоев.

А когда кончился седьмой день, ханская дочь пришла посмотреть на их работу.

Взглянула — прямо перед ней, на стене, великий хан нарисован.

Нахмурилась царевна.

— Это кто такой? — спрашивает.
— Это наш хан, — отвечает визирь.
— А зачем вы его здесь нарисовали? — спрашивает царевна.
— Прости нас, — сказал визирь, — но мы должны каждый день видеть господина нашего и повелителя, потому что нет человека справедливее, чем он.

Гневно посмотрела на визиря царевна, но ничего не сказала, промолчала.

Повернулась она к другой стене, а там река нарисована, и в реке барахтаются, тонут четыре сайгачных детёныша. По берегу как ни в чём не бывало сайга-мать гуляет, а сайга-отец бросился в воду спасать своих детей.

— Кто сказал вам, что бывает так на свете? — воскликнула царевна.
— Так говорит наш хан, — ответил визирь, — а он сам видел это собственными глазами.

Ничего не сказала царевна.

Повернулась к третьей стене, а там нарисованы олень и олениха. Бегут они по льду, спасаются от охотника. И вдруг застряла олениха в расщелине льда, никак не может ногу вытащить. Тут охотник в неё и нацелился. Тогда кинулся олень между нею и охотником, и стрела попала прямо ему в сердце. Жизнью своей заплатил олень за жизнь оленихи.

— Кто сказал вам, что бывает так на свете? — опять воскликнула царевна.
— Наш хан сказал, — ответил визирь, — а он лучше всех знает, что бывает на свете и чего не бывает.

И на этот раз смолчала царевна.

Повернулась она к четвёртой стене, а там нарисован сарай и в нём четыре птенца, четыре маленьких гусёнка. Жаркое пламя охватило сарай. Гусак-отец, не раздумывая, бросился в самый огонь и вытаскивает птенцов одного за другим, а гусыня стоит себе в стороне, точно это не её дело.

Тут уж царевна не выдержала.

— Неправда! Не бывает так на свете! — воскликнула она. — Я сама видела, как гусак бросился бежать от огня, а гусыню оставил с малыми птенцами. И тогда я дала себе слово никогда не выходить замуж. Лучше самому вести караван, чем довериться ненадёжному проводнику.
— А наш хан, — сказал визирь, — сам видел, как гусыня бросила в беде птенцов, а гусак спас их от гибели. Тогда наш хан тоже дал себе слово никогда не жениться. «Неверный спутник в дороге,— говорит он, — хуже врага».

Задумалась царевна.

— Я вижу, что мысли у нас с ханом одинаковые, хотя говорим мы разное. Для него я согласилась бы отступиться от своего слова.
— Для тебя и он готов нарушить свой зарок, — сказал визирь.

Вот так с помощью визиря нашёл хан красавицу, каких на свете не бывает, и стала она его женой не во сне, а наяву.

С тех пор, когда несправедливый гнев хана обрушивался на его подданных, визирю не надо было защищать невиновных и просить о милости к ним. Стоило ему только сказать: «Нет на свете человека справедливее нашего властелина!» — и гнев хана сразу остывал.


Комментариев нет:

Отправить комментарий